Обычаи семейной собственности и наследственного украинского права

Вопросы совместной семейной собственности, семейных переделов и наследственного права, как составляющей гражданского права является интересным разделом истории отечественного права. Его истоки глубокой древности и архаичная информация закодирована в устной словесности и обрядовой культуре. Научное осмысление этого правового и в целом культурного феномена нашла свое отражение в работах исследователей XIX в..

Региональным аспектом вопросы семейной собственности интересовалась «Комиссия по преобразованию волостных судов», члены которой совершили опроса сельского населения, выясняя дефиниции: индивидуальная — коллективная собственность. Лучшим доказательством в пользу существования совместной семейной собственности считали такой обычай: невестка (жена неотделенной сына) права наследования не имеет, но если у нее есть дети, особенно сыновья, то невестка может (т.е. имеет право) требовать у свекра или свекрови родительскую часть на детей.

Доказательством существования совместной семейной собственности — распространенное правило ответственности всей семьи за долг, сделанный одним из членов семьи. Отмечает о совместной собственности тот факт, что при заключении завета домохозяин по обычаю учитывал долю каждого члена семьи, которую тот приобретал в общую семейную собственность. Одним из важнейших доказательств того, что семейная собственность есть собственность коллективная, а не индивидуальная (т.е. домохозяина), являются принудительные семейные разделы, которые практиковались как при подворному владении, то есть в Украине (вопрос решался на волостных судах) , так и при общинном владении в России (в данном случае это вопрос рассматривался на лестнице общины.

Члены «Комиссии для выучивания обычного права Украины» при ВУАН также посвятили вопросу семейной собственности ряд работ. У исследователей этой генерации почти не возникало сомнений, что полное разрешение имущества обычно не знает.

Итак, вопросы совместной семейной собственности или «собственности целого двора» (собственности общего пользования) в крестьянской семье практически было выяснено во второй половине XIX — первой трети XX в.

Если семейная собственность — это собственность совместная, то, естественно, права хозяина на семейное имущество несколько ограничены. Главой семьи преимущественно был отец, мать вступала в права распорядительницы по хозяйству в случае смерти мужа или при его жизни при таких обстоятельствах: человек служит в армии («пошел в солдаты»), человек «отправился на заработки», человек умер, человек лишен права хозяйничать через расточительство и разрушения хозяйства. Главой семьи в случае старости отца или после его смерти мог стать старший сын или (если семья неразделенная) брат отца. Независимо от пола и возраста домохозяина его права в отношении имущества были примерно стабильны: он был полноправным хозяином, однако не единоличным владельцем всего имущества.

Несмотря общее семейное имущество, отдельные члены семьи иногда имели имущество личное (индивидуальная собственность). Исследователи замечали, что может существовать личное имущество, хотя, что приобретенное за счет двора, но должное, как считают некоторые местные обычаи, отдельным членам двора; например, пряжа, что напряли женщины, принадлежит им.

Древний народный обычай публичного объявления состава свадебного вина вступил в силу обычаев нормы и в малой семье, а затем и кодификации в юридических источниках. Общество осуществляло контроль за соблюдением подобных устоявшихся правил.

В малой семье женщина не завещала своего приданого — обычное право здесь имело силу закона. Если женщина имела детей, то все вино оставалось им, при этом она должна свободу распределения. Когда она умирала бездетной, то приданое возвращалось обратно к ее родителям или родственникам. Мужчина, не имевший детей, после смерти жены получал только вещи, которые переходили, как упоминание о ней: постель, икона и т.д.. Если же оставались дети, то родственники жены обеспечивали себе право вмешиваться в распоряжения имуществом умершего, защищать его от разграбления мужем и даже забирать к себе детей до их совершеннолетия.

Четкое распределение имущества ставил мужчину и женщину в отношении имущества каждого из них как посторонних людей: каждый из них мог дарить, продавать, покупать, закладывать имущество друг другу, а также третьим лицам без ведома и согласия друг друга; супруги могли заключать между собой имущественные договоры. В наше время все уже не так и, согласно специалистам из pravoved.ru, даже дело о разводе с ребенком до года часто доходит до суда.

По обычаю, который был кодифицирован Литовским уставом, жених перед свадьбой выдавал невесте запись, в которой отписывал своей будущей жене треть своего недвижимого имущества для обеспечения полученного по ней приданого. Причем, последнее оценивалось в двойном размере. Итак, с этого момента женщина в имущественном отношении приобретала независимого и достаточно обеспеченного состояния. Она имела право свободно распоряжаться своей частью как при жизни мужа, так и после его смерти до тех пор, пока его преемник не платили ей всей суммы, указанной в записи.

Хотя по Литовскому уставу человек считался опекуном своей жены, в действительности мы видим, что женщина пользовалась такой же независимостью своих действиях, как и ее муж. Она не только самостоятельно управляла своим вином, но и если имела наследственные или приобретенные владения, от своего имени вела судебные иски, принимала участие в судебных процессах, лично присутствовала в судах или поручала их производства мужчине. Принимая фамилию мужа, она иногда удерживала и свое родовое имя. Женщины из богатых родов имели собственную печать, на которой были выгравированы ее девичье имя и герб.

Украинскоое народнопоэтическое творчество, в частности балладной и сказочный репертуар, содержит рефлексии обычного права, в частности гражданских. Упоминание в фольклорных текстах лексем «наследство деда», свидетельствует о архаику форм собственности и обычаев наследования, которые реализовывались по мужской и женской линиям. Этот вопрос требует более глубокого научного выяснения с привлечением данных смежных гуманитарных дисциплин, в частности фольклористики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *