Коммуны — базовые субъекты местного самоуправления в странах Скандинавии

В условиях проведения реформы местного самоуправления актуальной остается потребность анализа зарубежного опыта соответствующих реформ и одновременно его учета для создания оптимальной системы местного самоуправления в украинских реалиях. Принято считать, что на первоочередное внимание в плане заимствования опыта заслуживают европейские страны имеют длительную традицию демократии и самоуправления. Среди европейских государств положительный имидж в украинском обществе имеют скандинавские страны (Швеция, Норвегия, Дания, а также Финляндия) учитывая высокий уровень жизни и социальные гарантии для населения, поэтому целесообразно проанализировать эффективность деятельности местного самоуправления в этих государствах на низком, базовом ступени — на уровне территориальных общин (коммун).

Вопросами местного самоуправления в Северной Европе занимались как ученые из скандинавских стран: норвежский политолог Одун Оффердал, финские исследователи и общественные деятели Юркки Лауринмяки, Тимо Линкола и Кари Пряттала, финские юристы с Тамперського университета Арво Миллимаки и Аймо Ринанен, шведский юрист с Упсальского университета Олле Лундин, так и российские ученые, в частности коллектив московских исследователей под руководством Анатолия Прудинкова. Среди украинских ученых к вопросу самоуправления в Скандинавии в контексте иной проблематике обращались харьковский ученый Александр Чаплыгин, николаевская исследовательница Елена Яцунский и др..

Скандинавские страны имеют много общих страниц истории, что повлияло на формирование сходных черт в их системах местного самоуправления. Полностью независимой оставалась все время только Дания, а ее превосходство признавала Норвегия в 1380-1814 гг и Швеция (1397-1523), а от последней в свою очередь зависимыми были та же Норвегия (1814-1905 гг) и Финляндия (XII в . — 1809 г., далее — влияние России). Во всех странах низкой административной звеном и базовой самоуправляющейся единицей являются коммуны, т.е. общины. Эти коммуны могут быть разных типов — например, в Швеции их аж четыре: первичные светские коммуны, вторичные светские коммуны, церковные коммуны и объединения (ассоциации) коммун (как светских, так и церковных). В некоторых странах (например, Норвегии), длительное время наряду с самоуправляющимися коммунами в узком смысле этого слова, существовали еще и школьные, пожарные и портовые коммуны.

Общей чертой скандинавских коммун является то, что они перед собственным населением значительные обязательства в социальной сфере. Как правило, к ведению общин-коммун принадлежат школьное, учреждения по уходу за детьми или лицами преклонного возраста, вопросы здравоохранения и культуры, спасательные работы, водоснабжение и работа канализации, вывоз мусора и нечистот т.д..

Время, каждая скандинавская страна имеет какие-то особенности — например, Датское королевство остается одним из самых централизованных в Европе государств в плане наработки муниципальных решений, а коммунальные органы фактически являются исполнителями государственной политики (хотя, с другой стороны, самé исполнения решений центра является как раз максимально децентрализованное). Зато финское самоуправления считается имеет наибольшую степень автономии среди европейских систем местного самоуправления. В рапорте Палаты Регионов Конгресса местных и региональных властей Европы за 1999 г. общины в Финляндии были признаны «сильными».

В Норвегии коммуны принимают собственный (четырехлетний) план экономического развития, который предусматривает прогнозируемые расходы и конкретные направления развития экономики и должен быть максимально реалистичным. К тому же, в случае необходимости норвежские коммуны имеют право делать займы и государство практически не отвечает по долгам коммуны, что очень необычно для жителей стран СНГ, где быстрый займ предлагают только банки и кредитные общества. Спецификой датского случае является то, что в выборах в совет коммуны могут принимать участие не только граждане Дании, но и иностранцы, проживающие на территории коммуны не менее трех лет.

Необходимо отметить, что на протяжении второй половины XX в. наблюдалась тенденция к уменьшению количества коммун путем их слияния. Наиболее радикально такие процессы проявлялись в Швеции (количество коммун уменьшилась почти в девять раз) и Дании (пятикратное сокращение). Учитывая, что реформы проводились «сверху», не обходилось без трений между коммунами. Зато в Норвегии через менее радикальное сокращение количества коммун (не более чем на треть) этот опыт был менее драматичным. А в Финляндии после определенных дискуссий победил принцип добровольности и власть лишь создает коммунам экономические стимулы для объединения.

Обычно общины, точнее их представительные органы, имеют право на определенную нормотворчество, однако эти нормы не являются уставами территориальных общин в узком смысле. Так, ради финских коммун принимают т. н. «Административные регуляции», которые являются решениями по конкретным собственных организационных дел (а уж, например, вопросы сбора налогов коммуной должно регулироваться исключительно на уровне закона). В случае Швеции нормотворчество коммунальных представительных органов является скорее собранием постановлений, во многом перекликаются с украинскими уставами территориальных общин, однако через свою разрозненность и неоднородность не могут считаться их аналогами. Однако некоторые исследователи, например, А. Лундин, считают, что решения советов по внутренней организации собственного самоуправления можно считать квази-конституционными уставами конкретных общин.

Итак, как видно из вышесказанного, несмотря общему мнению об успешности скандинавской модели самоуправления, опыт этих стран отмечен существенными местными особенностями. Несмотря на стереотип о большую автономию общин и децентрализации управления в Скандинавии, это касается не всех стран региона. Значительные полномочия коммун в социальной сфере является хорошим примером для подражания, однако в скандинавских странах они базируются на длительных исторических традициях и высоких экономических показателях, а поэтому перенос этого опыта на украинскую почву без учета и преодоления существенных проблем (таких как коррупция, слабая осведомленность населения с принципами локального самоуправления) может вызвать новые трудности и злоупотребления.

Данные об источниках:

inform

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.