Экономическая теория: сложность против полезности

Популярность экономической теории во втором десятилетии XXI века. уменьшается. После пика популярности в 1990-х, когда цикл экономико-теоретических дисциплин преподавали не только студентам экономических специальностей, но и будущим юристам, инженерам, врачам и спортсменам доля экономической теории в учебных планах неэкономических специальностей неуклонно снижалась. Да и в учебных планах студентов прикладных экономических специальностей произошли изменения, которые можно трактовать как признаки разочарования в экономической теории. В частности, во многих вузах был отменен государственный экзамен по экономической теории.

В чем причина такого отступления экономической науки?

По нашему мнению, есть две причины почему экономическая теория теряет свою популярность в обществе:

Экономическая наука уже дважды за последние три десятилетия продемонстрировала свою несостоятельность предотвратить негативные проявления в национальной экономике, или хотя бы предвидеть их. В конце 1980-х гг системный кризис управления экономикой СССР привел к разрушению общественного порядка и распаду государства, что многие члены общества восприняли как провал марксистско-ленинской политической экономии и сигнал к полному забвению и замене наработками западной экономической мысли. А после начала глобального экономического кризиса 2007 г. и американо-европейский мейнстрим стремительно исчерпал кредит доверия в глазах неспециалистов в области экономической теории. Науке, декларирует намерения, но очевидно силах помочь обществу в исключении таких угроз трудно оставаться популярной.

Как политическая экономия позднего периода существования СССР, так и неокейнсианских-неоклассический мейнстрим конца ХХ — начала ХХI в. стали слишком сложными для восприятия неспециалистами. Человеку без специального экономико-теоретической образования почти невозможно самостоятельно разобраться в хитросплетениях логико-структурного и математического анализа. Поэтому экономико-теоретической «пастве» осталось благоговейно воспринимать установки экономико-теоретических «гуру» или наоборот, игнорировать все эти непонятные вещи. Второй вариант поведения становится особенно привлекательным на фоне кризисов.

Ранние марксисты и ранние неоклассики хорошо понимали, что наука становится силой, если ею овладевают массы. Для того, чтобы восстановить популярность экономической теории, необходимо сделать ее доступной для восприятия широким кругом членов общества. Дальнейшее повышение точности сроков и формул становится бесполезным, если они становятся недоступными для абсолютного большинства людей. Гораздо больше пользы обществу и популярности экономической науке принесут простые формулы и эвристики, которые кто-либо сможет использовать для упорядочения своей личной картины мира.

Таким образом, вопрос заключается в расширении круга пользователей теории, даже за счет уменьшения точности. Выражаясь фигурально, чтобы экономическая наука «продавалась» для этого она должна удовлетворять какую-то насущную потребность потребителя. Начинающий политик должен найти в экономической теории идеи для своих пламенных речей перед пенсионерками, предприниматель — подсказки в борьбе с чиновничьим произволом, у рядового потребителя должны открыться глаза на то, какие им манипулируют, а молодежь с ее протестным потенциалом обладает посредством экономической теории ответить себе на вопрос о справедливом устройстве общества и свое место в нем. И экономистам-теоретикам следует помнить, что товар продается не потому, что он качественный, а потому, что имеет лучшее соотношение качества и цены, в качестве которой могут выступать и затраты времени и сил на усвоение экономико-теоретических постулатов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *